Якутский республиканский комитет

Коммунистической партии Российской Федерации

Адрес: Республика Саха (Якутия),
г. Якутск, ул. Октябрьская, дом 3
Телефон: +7 (411) 23-66-151
Электропочта: mgm_2004@mail.ru

Главные

события

классовой

борьбы

Красный Первомай в Якутии: «Хватит терпеть!»
Будем достойными наследниками Победы!

 

Как бы то ни было, Игорь Деланоэ, доктор исторических наук, замдиректора франко-российского центра «Обсерво» и автор книги «Россия. Цели возвращения на Ближний Восток», считает, что Эр-Рияд нуждается в Москве, чтобы укрепить позиции в ближневосточном регионе, где не перестает расти влияние Ирана.

Le Figaro: Речь идет о первом официальном визите саудовского короля в Россию. Тем самым эти противостоящие друг другу в сирийском вопросе страны пытаются найти политический компромисс?

Игорь Деланоэ: Они все еще занимают противоположные позиции, но ситуация в военно-политическом плане претерпела серьезные изменения. Российская армия вот уже два года проводит вмешательство в Сирии. Для аравийцев Москва теперь является частью решения, а не проблемы. Раньше они считали, что Асад должен уйти, но сегодня он больше не может проиграть войну. То есть ситуация в военном плане встала с ног на голову. Мы подошли к ключевому моменту. С одной стороны, «Исламское государство» (запрещенная в России террористическая организация) сдало позиции и, судя по всему, еще не выработало внетерриториальную стратегию. С другой стороны, переговорный процесс в Астане вступил в результативную фазу и не должен привести к формированию новых зон деэскалации. Следует понимать, что соглашение в Астане носит тактический характер и призвано создать условия для политической договоренности в Женеве. Для России час пробил. В то же время региональными покровителями астанинского процесса являются Турция и Иран. Саудовский расчет выглядит следующим образом: Эр-Рияд не может повернуться к шиитскому врагу и с трудом может взаимодействовать с региональным соперником (Анкарой), который к тому же поддерживает Катар. Поэтому у него не осталось иного выбора, кроме как обратиться к России.

В Москве же прекрасно понимают, что успех любого соглашения по Сирии невозможен без согласия стран Персидского залива и в первую очередь Саудовской Аравии. Кроме того, Россия хочет добиться прекращения саудовской поддержки террористических исламистских групп и сирийской оппозиции. Сегодня созданы условия для компромисса.

Бывший король Абдалла был в Москве в 2003 году еще будучи наследным принцем. С тех пор страны не раз упоминали соглашения о сотрудничестве, в том числе экономическом, однако ни одно из них так ни к чему и не привело. Действительно ли сейчас созданы все условия для встречи?

– Здесь действительно стоит проявить осторожность. Россияне привыкли к заоблачным обещаниям аравийцев. Они не получили ни копейки из обещанных 20 миллиардов по соглашению с Ростехом. Экономическим каналом, по которому на самом деле возможно сближение, является энергетика. В частности, Москва и Эр-Рияд поддержали успешную договоренность «ОПЕК плюс» по стабилизации производства и цен на углеводороды. Его продление в настоящий момент активно обсуждается на переговорах.

В Сирии Москва и Тегеран являются двумя главными источникам поддержки режима Башара Асада. Пытается ли Россия ограничить влияние Ирана?

– Россия хочет показать, что работа с Ираном вовсе не означает, что она будет во всем следовать курсу Тегерана и предпочитает шиитов суннитам, тем более что 95% российских мусульман – сунниты. Визит короля Салмана – мощный символ, хотя Москве вряд ли нужно доказывать свою приверженность разнонаправленной политике на Ближнем Востоке. У нее уже сложились плодотворные отношения с такими суннитскими странами, как Иордания, Египет, Алжир или Турция.

В то же время аравийцы стремятся ограничить региональные планы Тегерана. Сегодня проблема для них заключается уже не в уходе Башара Асада, а в растущем иранском влиянии на Ближнем Востоке, в частности в Сирии и Ираке. Они понимают, что Россия является первым гарантом сближения турок и иранцев, которое было начато с астанинским процессом и углублено на фоне недавнего референдума в Иракском Курдистане (он вызывает беспокойство как у Тегерана, так и Анкары). За день до встречи короля Салмана с Путиным президент Эрдоган провел переговоры с Роухани в иранской столице. Этой беседе предшествовала первая с 1979 года встреча глав турецкого и иранского штабов.

Во время поездки в Эр-Рияд в мае этого года Дональд Трамп подтвердил альянс с Саудовской Аравией 1945 года. Пытается ли Москва ослабить американские позиции на Ближнем Востоке?

– На самом деле американская политика на Ближнем Востоке и так уже была серьезно ослаблена длившейся не один год чередой дипломатических непоследовательностей. По Сирии Вашингтон играет лишь вторичную роль наблюдателя в астанинском процессе. Отношения США с Турцией тоже заметно ухудшились.

В то же время Россия не пытается подменить собой США в Персидском заливе. У нее нет таких планов, тем более что аравийцы довольны воинственными заявлениями Вашингтона в отношении Ирана. Настоящая цель Москвы – сгладить углы между Тегераном и Эр-Риядом, на что американцы просто не способны. Задача непростая, но России уже удалось добиться от Ирана сотрудничества с Саудовской Аравией по «ОПЕК плюс», насчет чего изначально были сомнения. В этом плане у Москвы есть на руках сильная карта.

Алексис Феерчак

(Le Figaro, Франция)