Якутский республиканский комитет

Коммунистической партии Российской Федерации

Адрес: Республика Саха (Якутия),
г. Якутск, ул. Октябрьская, дом 3
Телефон: +7 (411) 23-66-151
Электропочта: mgm_2004@mail.ru

Главные

события

классовой

борьбы

Красный Первомай в Якутии: «Хватит терпеть!»
Будем достойными наследниками Победы!

 

Малоизвестный широкой публике чиновник из окружения А. Собчака, а затем столько же неприметный чиновник из администрации Ельцина, неожиданно возглавляет самую могущественную спецслужбу, а затем и правительство страны. Будучи официально объявленным преемником Ельцина, он недвусмысленно заявил, что на роль первого лица в государстве не рвется, но в случае чего (то есть в случае избрания вторым президентом России) – постарается видоизменить политическую конфигурацию в стране так, чтобы и волки были сыты (олигархи), и овцы целы (народ). Однако, закрепившись на позициях мнимого государственника (конечно мнимого, чего стоит лишь попрание интересов бесправного русскоязычного населения в странах СНГ), Путин принялся за выстраивание «конфигурации» своих отношений с финансово-промышленной олигархией, сулящей политические, так и долларовые дивиденды. И тут со своей очевидностью выясняется, что Путин вовсе не империалист (в смысле собирателя советской империи), и по своей природе даже и не политик, а типичный предприниматель. И логика всех его политических решений и практических действий подчинена исключительно интересам «волков», то есть представителям крупного бизнеса, сводящаяся в той или иной степени к извлечению прибыли, а еще лучше – сверхприбыли.

В то же время, Путин, будучи сам выходцем из ельцинской «семьи», создал собственную «семью» из «питерских» однокашников, которая помогала ему управлять Россией. Второй президентский срок Путин как раз и использовал для укрепления своего имиджа, как лидера новой «семьи», но подспудно он готовил плацдарм, чтобы по окончании конституционных сроков президентства выступить в новой роли. Какой? Своим отказом баллотироваться на третий срок он озадачил абсолютно всех, – как своих почитателей, так и политических противников. Строились и предлагались различные варианты дальнейшего развития политической судьбы В. Путина вплоть до провозглашения его национальным, политическим и духовным лидером России без занятия какой-либо конкретной должности. Сторонники жесткого однопартийного руководства страной готовили В. Путину пост лидера вечно правящей партии, наподобие Генсека в годы правления КПСС. Спешно создавалась «под Путина» такая партия, словно 70-летний опыт однопартийного управления страной был начисто позабыт. Мечты и чаяния этой категории людей лучше всех выразил известный в советское время диссидент и антикоммунист, писатель и историк Рой Медведев, который видимо, запамятовал свое диссидентское антикоммунистическое прошлое, когда писал в разгар компании «В. Путина на третий срок!»: «Единая Россия еще не стала тем, что можно было бы назвать политической партией. У нее нет ясной идеологии и нет ясной политической программы.

Лидер этой партии Борис Грызлов обладает многими достоинствами, и как спикер он хорошо ведет заседания Государственной Думы. Однако в руководстве партии Единая Россия он всего лишь местоблюститель. Для того чтобы партия состоялась именно как политическая партия, у нее должен быть другой лидер. На сегодняшний день эту роль и эту миссию может выполнить только один человек – Владимир Путин. Но он должен не только возглавить партию Единая Россия, но и сформировать ее идеологию, ее программу, ее манифест. Это непростая задача и для В.В. Путина, который не выступал до сих пор перед страной как идеолог… Место во главе партии Единая Россия – это наиболее предпочтительное место для Владимира Путина на 2008—2012 годы. Имеется много признаков того, что решение на этот счет Президент Российской Федерации уже принял».   [1]

Угадал вроде бы премудрый Р. Медведев, и пост лидера Единой России В. Путин принял с глубокой благодарностью, и скромно промолчал, когда народу лапшу на уши вешали по поводу появления новой вифлеемской звезды, символизирующей рождение в России собственного Дэн Сяопина (Махатмы Ганди, аятоллы Хомейни и т. п.), все так!

По крайней мере, эти внешние атрибуты всесильной власти, которую замыслил реализовать В. Путин, ему не помешают. Однако, прошло два года после истеричной эйфории, охватившей российскую элиту накануне избрания Д. Медведева, и вот вам вопрос (вернее вопросы) на засыпку: где программа «Единой России»; где ее манифест, который должен разработать общепризнанный лидер «партии», не являющийся даже формально ее членом; наконец, какова идеологическая платформа «Единой России», отличная от идеологии «большого хапка», которую и поныне исповедуют члены клуба «Единая Россия», никакой партией не являющегося?

Да и в роли духовного, общенационального лидера России за прошедшие два года В. Путин не преуспел, что, кстати сказать, его мало волнует. Более того, харизма национального лидера, как это неизбежно и должно происходить, от Путина постепенно перетекает к Медведеву, что тоже, кажется, вовсе не беспокоит В. Путина, соорудившего за два президентских срока достаточно прочный фундамент – культ своей собственной личности.

Однако, культ личности – продукт тоже скоропортящийся, и В. Путин это прекрасно понимает. Вот уже замечены колебания в рядах штатных «путинославцев», которые не могут учуять, куда подует ветер, кого нужно любить больше: «старого» или «молодого» президента. Да и «молодой» вовсю старается гнать «Вперед Россию», уже замыслил отливать свои вещие слова в граните – с ума сойти можно!

Но вот восстал народ целого города, жизнедеятельность которого целиком зависит от работы предприятий, принадлежавших магнату О. Дерипаске. В. Путин выезжает на место и устраивает публичную порку, напоминая оруженосцам – кто в доме хозяин. А менее чем через пару месяцев почувствовать себя «Дерипаской в Пикалеве» могли уже бывший первый вице-премьер в правительстве В. Черномырдина Владимир Потанин и его бывший партнер, известный дамский угодник Михаил Прохоров. Приехав в конце февраля 2010 года на Саяно-Шушенскую (СШ) ГЭС, В. Путин еще раз дал понять – кто в «семье» старший, то бишь, кто в доме хозяин. Премьер недвусмысленно намекнул всемогущим магнатам, что если те не изменят своего поведения, на них вполне может обрушиться карающий меч государства. Оба вызвавших гнев Путина олигарха – люди опытные и подобные намеки понимают с полуслова. Однако, прибегнув к такой форме публичной порки, В. Путин еще раз подтвердил: российское государство работает в режиме ручного управления, то есть пока премьер не рявкнет, ничего с места не сдвинется. Заметим при этом, что Д. Медведев тоже научился «рявкать», даже свои вещие слова самонадеянно считает «приговорами», однако при этом ничего с места не сдвигается. Улавливаете разницу?

Урок, преподанный В. Путиным российским олигархам на СШ ГЭС, весьма поучителен не только для тех, кого за вихры оттаскал премьер, но и для остальных олигархов, присутствующих, а также отсутствующих на «уроке». Достаточно было посмотреть на выражение лица Виктора Вексельберга, присутствовавшего на «уроке», чтобы понять – олигархи признают в лице В. Путина «хозяина», поскольку на физиономии олигарха было четко написано – «чего изволите».

Саяно-Шушенский «урок», преподанный В. Путиным российским олигархам, в некоторой степени событие знаковое. Сказанные В. Путиным на СШ ГЭС «уроке» слова поистине просятся быть «отлитыми в граните», посему приведем их с наибольшими купюрами. Запустив в работу один из гидрогенераторов СШ ГЭС, В. Путин на последовавшем за этим событием совещании подвел итоги полугодовой работы по восстановлению гидроэлектростанции и поставил задачу по обеспечению ввода ГЭС на полную мощность в 2014 году (знаковая дата, между прочим. Запомним ее). Отдав должное гидростроителям, в тяжелейших условиях сибирской зимы восстанавливающих станцию после страшной августовской (2009 г.) катастрофы, после известного рефрена – «Но вместе с тем» – В. Путин обрушился с критикой на новых собственников гидроресурсов страны, схвативших самые жирные куски после чубайсовского реформирования естественной госмонополии РАО «ЕЭС России». В частности, он сказал:

«В ходе реформирования РАО «ЕЭС» новые собственники взяли на себя серьезные обязательства инвестировать средства в развитие. При этом часть этих обязательств была обеспечена финансированием за счет дополнительной эмиссии акций. Объем привлеченных средств составил порядка 450 млрд. рублей. Повторю, эти деньги должны были пойти на развитие, на новые стройки», – сказал премьер таким тоном, что сразу стало понятно, что деньги не дошли до пункта назначения. Для тех, кто понял не сразу, премьер пояснил: из этой суммы непосредственно на работу инвестпрограмм израсходовано 270 млрд. «А 66 млрд. рублей ушло на текущую деятельность компаний, на покупку разного рода непрофильных активов. По сути было проедено или ушло на спекулятивные цели», – Владимир Путин продолжал сверлить взглядом собравшихся. И добавил: «Еще почти 100 млрд. все еще лежит на счетах». Стало понятно, что на эти-то деньги энергокомпаниям покушать непрофильных активов уже не удается.

Далее премьер дал понять, что в этом деле работа вместе с государством для энергетиков возможна только по принципу «дашь на дашь». Власти помогали генерирующим компаниям – давали антикризисные послабления, а они «ссылаются на отсутствие спроса и просят отодвинуть сроки ввода генерирующих мощностей еще на 4 – 5 лет». Мало того, возмущался премьер, когда энергетикам предлагают построить станцию там, где есть гарантированный спрос и объект очень важен государству – «например, в Сочи», – они «просто уходят в кусты» (знаковое местоположение «объекта», между прочим. Запомним и это).

«В рамках инвестдоговоров сейчас должно возводиться почти сто энергоблоков, – продолжал показывать осведомленность в делах энергетических премьер. – Но только на 38 ведется полноценное строительство. Еще на 14 объектах начаты лишь подготовительные работы. А на остальных 45 конь не валялся».

Говоря о невыполнении инвестиционных программ в энергетике, премьер заявил: «Скажем, ТГК-4 – даже планов нет работы, главный акционер там господин Прохоров, он неплохо себя чувствует в экономическом плане, как говорят в известных кругах, окэшился, деньги у него есть, он ходит по разным кабинетам, недавно ко мне заходил, у меня с ним очень добрые отношения. Ищет различные применения этим средствам».

Не менее ласковых слов премьера удостоился и Владимир Потанин: «Другая компания – ОГК-3, главный акционер господин Потанин. Приобрел эту компанию за 81,7 млрд. рублей, а по допэмиссии получил 81,7 млрд. рублей, задаром по сути дела взял огромную собственность».

Последним российским олигархом, не воспринявшим путинские намеки, был, как известно, Михаил Ходорковский. С тех пор у наших магнатов, словно у собак Павлова, выработался условный рефлекс: Путин критикует лично тебя? Надо из кожи вон вылезти, но как можно быстрее отрапортовать об «устранении недостатков». Вряд ли поэтому кто-то сомневается: бывшие партнеры правильно поймут слова премьера: «Давайте не будем ссориться, мы готовы подставить плечо, но это должна быть дорога с двусторонним движением».

Итак, похоже, что устраивать российским олигархам периодические выволочки становятся своеобразным стилем работы премьер-министра, что безусловно значительно повышает его пошатнувшийся рейтинг. Никакое другое зрелище так не любо русскому народу, как то, когда добрый (любимый) царь таскает за бороды злых бояр. Да и самим боярам (сиречь олигархам и прочим сильным мира сего) полезно помнить, кто в доме главный, и не расслабляться. Несомненно и для экономики страны такие показательные порки полезны, хотя в демократических кругах говорить об этом не слишком приятно.

Но вот вопрос: насколько применима боярская система управления в России XXI века? С одной стороны, без нее никак не обойтись – оборзеют олигархи. Ведь если бы премьер-министр не стукнул посохом, Потанин и Прохоров скорее всего и пальцем не пошевелили, разразись он увещевательной речью, как это делает велеречивый президент Д. Медведев. Олигархи по определению люди могущественные и не привыкшие обращать внимание на просьбы, жалобы и требования всяких холопов, к коим, по глубокому их убеждению, относятся 99,9% населения, в том числе и сам президент Д. Медведев, поскольку по богатству пока, по меркам олигархов, находится он хотя и не далеко, но все же за «чертой бедности».

Однако, с другой стороны, сможет ли один человек подобным методами руководства сдвинуть с места многопудовый камень социально-экономических проблем, мертвой хваткой схвативших страну за горло? Ведь он всего лишь обычный человек, хотя и наделенный деятелями «Единой России» статусом общенационального, духовного, единственного и неповторимого лидера России. Нельзя не учитывать, что фактический лидер России, ныне уже признаваемый в этом качестве и олигархами, далеко не молод, ему под 60 лет, он за прошедшие 10 лет серьезно подустал и ему хочется на покой, благо материальная база для безмятежной жизни давно уже создана.

Сможет ли дуумвират В. Путин – Д. Медведев сдвинуть что-то с места в России, застывшей на старте «модернизации», которая судя по сладким речам политиков и экспертов из Института Современного развития (ИНСОР), председателем попечительского совета которого является Д. Медведев, уже шагает по стране? Или, по крайней мере скоро рванет со старта согласно рецептам ИНСОРа из доклада: «Россия XXI века: образ желаемого завтра»?

Для кого Д. Медведев в самом начале своего правления обеспечил 12-летний президентский срок? Как скоро будет конституционным путем оформлен переход России от президентской к парламентской форме правления, то есть завершиться формирование Российского государства в форме парламентской республики? Наконец, почему «знаковыми», на наш взгляд, является дата «2014 год» и место проведения зимней Олимпиады в субтропическом городе Сочи?

Мы постараемся по мере сил ответить на эти непростые вопросы в форме политической биографии ныне главного олигарха страны – Владимира Путина, дошедшего за 10 лет до самой вершины российского политического Олимпа, но не желающего «свалиться» с этой вершины подобно своему предшественнику – Борису Ельцину.

Глава 1
Питерский авторитет

1.1. Прилежный ученик «собчаковской школы»

Существует несколько версий о первой встрече Собчака и Путина. В кругу питерских демократов существовало устойчивое мнение, что демократу Собчаку специально приставили человека «из органов», однако сам Собчак решительно отвергал эту легенду. «Судите сами, – говорил он в одном из своих последних интервью, – как могли мне специально его приставить, если это я сам Путина нашел, пригласил, поскольку знал его раньше. Я его прекрасно помнил как студента, он работал у нас на кафедре. Почему он стал моим помощником? Я совершенно случайно встретил его в 90-м году в коридоре университета, узнал, поздоровался, стал расспрашивать. Выяснилось, что он был в длительной командировке в Германии, а сейчас – помощник ректора по международным вопросам. Студентом он был очень хорошим, у него есть такая черта – не выделяться. В этом смысле он человек, лишенный внешнего тщеславия, внешнего властолюбия. Но по характеру он лидер».   [2]

Сам Путин о своей встрече с А.Собчаком говорил несколько иначе и явно точнее, опровергая вышеприведенную версию, прозвучавшую из уст самого Собчака: «В университете я восстановил связи с друзьями по юрфаку. Некоторые остались здесь же работать, защитились, стали преподавателями, профессорами. Один из них и попросил меня помочь Анатолию Собчаку, который к этому времени стал председателем Ленсовета. Он просто сказал мне, что у Собчака никого нет в команде, его окружают какие-то жулики, и спросил, не могу ли я Собчаку помочь. «Каким образом?», – поинтересовался я, – «Перейти к нему на работу из университета» – «Знаешь. Надо подумать, ведь я сотрудник КГБ. А он об этом не знает. Я его могу скомпрометировать». «Ты с ним поговори», – посоветовал приятель».

По сей день остается загадкой, кто именно из «друзей по юрфаку» порекомендовал Путину пойти работать к Собчаку? Путин почему-то не выдает этого таинственного «соученика по университету». Этим неназванным другом мог быть, например, Анатолий Шестерюк – однокурсник Путина, ставший доцентом юридического факультета ЛГУ, или адвокат Николай Егоров, тоже однокурсник Путина и тоже преподаватель факультета. Путин мог обсуждать этот вопрос с проректором ЛГУ Молчановым, который наверняка мог оказать протекцию Путину в этом вопросе и по линии ЛГУ и по линии КГБ. Но Молчанов не был другом Путина по юрфаку, поскольку по образованию был физиком. Наконец, Путин мог советоваться насчет перехода к Собчаку и с другими «юристами», в том числе в университете не работающими. Например, со своим сослуживцем по КГБ выпускником юрфака ЛГУ 1973 года Виктором Черкесовым, одним из ближайших своих друзей и соратников. Не называя фамилии этого таинственного «советчика», Путин косвенно подтверждает мнение ленинградских демократов, что Путин был «приставлен» к Собчаку от КГБ. При этом некоторые версии кроме как «экзотическими» назвать нельзя. Например, известный ленинградский демократ Борис Вишневский утверждал: «Моя версия (можете ссылаться) проста: занимая пост помощника проректора по международным связям, Путин по долгу службы читал все доносы, которые преподаватели университета писали друг на друга. Я не исключаю, что в руки Путина мог попасть какой-нибудь документ, подписанный Собчаком. И что после его обнародования осталось бы от светлого облика отца российской демократии?»   [3]. Располагая подобным компроматом, Путин, якобы, мог в дальнейшем манипулировать мэром.

«Надо сказать, что Собчак был в тот момент уже известным человеком и популярным, – вспоминал Путин, – я действительно с большим интересом смотрел за тем, что и как он делает, как он говорит. Не все, правда, мне нравилось, но уважение он у меня вызывал. Тем более было приятно, что это преподаватель нашего университета, у которого я учился. Правда, когда я был студентом, у меня не было с ним никаких личных связей. Хотя позже много писали, что я был чуть ли не любимым его учеником. Это не так: он просто был одним из тех преподавателей, которые один-два семестра читали у нас лекции. Я встретился с Анатолием Александровичем в Ленсовете в его кабинете. Хорошо помню эту сцену. Зашел, представился, все ему рассказал. Он человек импульсивный и сказал мне: «Я переговорю со Станиславом Петровичем Меркурьевым (ректор ЛГУ. – А.К.). С понедельника переходите на работу. Все. Сейчас быстро договоримся, вас переведут». Я не мог не сказать: «Анатолий Александрович, я с удовольствием это сделаю. Мне это интересно. Я даже этого хочу. Но есть одно обстоятельство, которое будет, видимо, препятствием для этого перехода». Он спрашивает: «Какое?». Я отвечаю: «Я должен Вам сказать, что я не просто помощник ректора, я кадровый офицер КГБ». Он задумался, для него это действительно было неожиданностью.

Подумал-подумал и выдал: «Ну и… с ним!». «Такой реакции, конечно, не ожидал, хотя за эти годы ко многому привык. Мы ведь с ним видимся первый раз, он профессор, доктор юридических наук, председатель Ленсовета, и вот так, что называется, открытым текстом мне ответил. После этого он мне говорит: «Мне нужен помощник. Если честно, то я боюсь в приемную выйти. Я не знаю, что там за люди». В то время там как раз работали скандально известные теперь деятели, которые сослужили Собчаку плохую службу».   [4]

Анатолий Александрович Собчак был конфликтный политик и не легкий в общении человек: самолюбивый, высокомерный, вспыльчивый и раздражительный. Он был блестящим оратором, но совершенно не имел склонности к договорам, переговорам, согласованию интересов даже с единомышленниками и союзниками, не говоря уже о противниках и личных недоброжелателях, которых вокруг него всегда было полно. Политики Ленинграда (Санкт-Петербурга) с общенародной популярностью Собчака считались и на первых порах были готовы относится к спикеру Ленсовета как к первому среди равных. Однако Собчак всех их считал пигмеями и бездарными демагогами. Более или менее равным себе он признавал лишь знаменитых ленинградских писателей и ученых – академиков, но никак не вождей демократии, тем более рядовых депутатов Ленсовета.

Уже в первые месяцы своего правления спикер утратил уважение и поддержку городского депутатского корпуса и собственного исполнительного комитета (исполкома – руководящего органа Ленсовета). При этом он по-прежнему сохранял симпатии горожан, что позволило ему, бросив Ленсовет, триумфально избраться мэром города 12 июня 1991 г. (в один день с избранием Б. Ельцина первым президентом России – ППР). Собчак чувствовал себя комфортно и с восхищенным «народом», находясь на трибунном возвышении от него, и в окружении почтительных студентов, и давая указания покорным функционерам-исполнителям. В то же время к рутинной организационно-административной работе у него совершенно не было пристрастия, и он испытывал настоятельную потребность в людях, которые могли бы избавить его от повседневных организационных хлопот и усилий.

«Поэтому вокруг трона Собчака приживались в основном личности комсомольского или директорско-прорабского происхождения, умеющие уловить настроение шефа и угодить ему – серые «хозяйственники» без чувства собственного достоинства, но с некоторыми организационно-административными талантами. Как известно, одним из таких «хозяйственников» был Владимир Анатольевич Яковлев, заместитель Собчака, впоследствии Собчака успешно «подсидевший» и ставший губернатором Санкт-Петербурга».  

Продолжение следует