Якутский республиканский комитет

Коммунистической партии Российской Федерации

Адрес: Республика Саха (Якутия),
г. Якутск, ул. Октябрьская, дом 3
Телефон: +7 (411) 23-66-151
Электропочта: mgm_2004@mail.ru

Главные

события

классовой

борьбы

Красный Первомай в Якутии: «Хватит терпеть!»
Будем достойными наследниками Победы!

 

Я внимательно слушала и читала практически все выступления и доклады Путина, в частности, на Международном форуме «Арктика — территория диалога» 30 марта 2017 года, потом на прямой линии 15 мая и т.д.

И на последней пресс-конференции он правильно напомнил, что «Арктика — важнейший регион, который обеспечит будущее России». «В стране выстроена целая программа по развитию Арктики» (многие не знают. – Г.М.).

«Промышленное освоение Арктики должно идти параллельно с заботой о природе». «Важно обеспечить экологическую и военную безопасность в Арктике». «Нужно не забывать об интересах малых коренных народов Севера». И, перефразируя высказывание Михаила Ломоносова, подчеркнул: «Теперь богатства России должны прирастать Арктикой — там основные наши запасы минерального сырья». 

Параллельно с большой пресс-конференцией Путина 14 декабря на расширенном заседании комитета Совета Федерации с участием руководства Республики Саха (Якутия) поднималась тема о совершенствовании законодательства по развитию Арктической зоны и снятию ограничений Якутии. Там было произнесено также много речей, но конкретных решений снова не последовало. Зато стороны, восхваляя друг друга, как король из сказки «Королевство кривых зеркал», взаимно обменялись наградами («От имени меня награждаю себя»). 

...Никак не выходит из головы безвольная реакция Путина, когда прошлой весной на форуме «Арктика — территория диалога» Джефф Катмор, ведущий американского телеканала CNBC, пытался навязать президенту Финляндии Саули Ниинисте, президенту Исландии Гудни Йоханессон и другим мысль: «Не дайте России выиграть войну в Арктике». 
Путин сам тогда отметил, что «примерно 30 процентов всех углеводородов будут добывать в Арктике». А по прогнозной оценке Сибирского отделения РАН, только в недрах Якутии содержится более 25 млрд тонн углеводородов. 

А сколько у нас неразведанных территорий! В Якутии в геологическом отношении изучено всего лишь пять процентов! От благополучия Якутии, ее арктических районов зависит развитие нашей страны. Она играет большую роль в обеспечении экономической и национальной безопасности России. Так говорит президент Ассоциации малочисленных народов Севера Якутии, народный писатель республики Андрей Кривошапкин. Нам, северянам, нужны действенные подходы в правовых, организационных, финансовых и прочих вопросах. Но власть глубоко равнодушна к нашим проблемам. 

К примеру, после многолетних дискуссий два года назад было принято решение о разработке федерального закона «Об Арктической зоне РФ», но законопроект до сих пор пылится в правительстве (дескать, на согласовании). Власть тянет с принятием закона «Об ускоренном социально-экономическом развитии Дальнего Востока и Забайкальского края». В республике 2014 год был объявлен Годом Арктики. Бумаг сочинили много, а дел до сих пор нет. Нужны средства, но они у миллиардеров на теплых островах. 

* * *

— Качество жизни северян в два-три раза ниже, чем по стране, — отмечает первый секретарь Якутского рескома КПРФ, заместитель главы парламента Республики Саха (Якутия) Виктор Губарев. — Заоблачные цены на жизнеобеспечивающие продукты и товары. Государственную торговлю ликвидировали новоиспеченные капиталисты. Прекратилось снабжение по Северному морскому пути. 

Далее Виктор Губарев, проживший в Якутии 46 лет, в том числе на Крайнем Севере свыше 25 лет, хватается за голову. Если бы страна не потеряла 27 лет в своем развитии, арктические районы Аллаиховский, Булунский, Нижнеколымский, Анабарский Верхоянский, Жиганский и другие представляли бы собой современные поселки и села, имели бы первоклассные аэродромы, мощную инфраструктуру. 

Но экономика катится под горку, как охотник на лыжах. Развитие по проекту «Арктика» требует денег и людей. Программа социально-экономического развития арктических и северных районов в 2014–2017 годах предусматривала несоразмерно малые средства, лишь 45 млрд рублей, а вложено всего-то 18 млрд. 

Более того, власть, чтобы не тратиться на развитие арктических районов Якутии, добровольно-принудительным путем пытается сократить их количество, снимая с них арктический статус. Может, это происходит из-за того, что, как сказала тетушка Аксал из вышеупомянутой сказки: «Наш король ничего сам не решает. Он подписывает то, что сочиняют министры. А министры сочиняют то, что им выгодно. Они только о том и думают, как бы туже набить золотом свои мешки да устрашать людей… Да какой же это обман, деточка?! Это всего-навсего маленькая хитрость. И потом, кто в нашем королевстве не врет? Может быть, ты думаешь, что не врет король или его министры? Да они самые большие вруны!

Тут бы рассмеяться, но невесело семье оленеводов Рожиных из маленького села Намы, что на краю земли, возле Ледовитого океана, где проживают всего около 500 человек.

— У меня двое детей из троих страдают сахарным диабетом, — говорит Наталья Рожина. — Моя семилетняя дочка, всегда жизнерадостная и веселая, в январе 2015 года вдруг заболела. Я две недели умоляла единственного врача Владимира Васюкова, чтобы он вызвал вертолет — в санрейс, ведь в медпункте не было даже простеньких лекарств... 
Главный врач центральной участковой больницы Алла Андреева и участковый педиатр Васюков не услышали нас, пока дочь не впала в кому...

А нынешним летом, когда мы находились на отдаленном оленеводческом участке, тяжело заболел сын, но опять никто не помог до поздней осени, хотя в то время уже должны были школьников на вертолете вывозить из тундры на учебу… 

Наталья права — простые граждане не виноваты в том, что в Тикси, как и везде по Арктике, уничтожили мощное авиапредприятие. В отличие от советского времени, самолеты и вертолеты не летают ежедневно в села, ведь северные расстояния огромны, пешком не доберешься. Практически исчезла малая авиация: самолет и вертолет в небе Арктики стали редкостью. Стоимость одного летного часа Ми-8 достигла 330 тыс. рублей. 
А в семье Рожиных худо с деньгами, ведь зарплата мамы — простой работницы — составляет всего 10 тыс. рублей. Сейчас она из-за тяжелой болезни детей не работает. А зарплата мужа, бригадира оленеводческой бригады, — лишь 18 тыс. рублей. И это за тяжелый физический труд на Севере!

Тяжелобольному, чтобы из Намы долететь до райцентра Тикси, за один авиабилет нужно заплатить 6 тыс. рублей, а из Тикси до Якутска — 24 тыс. (в один конец!). Килограмм простенькой вареной колбасы у нас стоит 500–600 рублей... Если картофель в Калининграде продают по 9 рублей за килограмм, то в Намы – 150–200 рублей, и то его привозят только по большим праздникам.

Диабетчикам, тем более детям-инвалидам, должны бесплатно выписывать и доставлять на отдаленные участки лекарства. Но, как свидетельствует Наталья, бесплатные рецепты выписывают с большим боем. И каждый раз говорят: «Сами решайте проблему доставки лекарства»…

Даже для очень больных детей нельзя заказать санитарные рейсы, но зато вертолеты исполняют капризы сановников и всяких господ. Якутяне помнят случай, когда депутат-единоросс Госдумы V созыва Михаил Эверстов, чтобы поохотиться на уток на одной из многих комфортабельных баз компании «АЛРОСА» в Булунском районе, перехватил вертолет, предназначенный для перевозки 17 учащихся из отдаленных арктических сел Таймылыр и Найбы в Тикси, где они должны были сдать ЕГЭ. Из-за хамского произвола господина Эверстова дети не попали на экзамены… «Одна такая поездка с учетом всех расходов тогда тянула на два миллиона», — писали в средствах массовой информации. 

Мы помним, как все тот же Эверстов в 2009 году устроил дочери невиданную в Якутске свадьбу с расходами до 12 млн рублей. Специально пригласили любимую «Банду» из «Фабрики звезд». Чтобы многочисленным господам было удобно танцевать на природе, возвели большой помост и покрыли его газоном, привезенным из Англии. В честь новобрачных устроили шикарный розовый дождь – с летающего вертолета сбрасывали живые розы. А среди гостей разыграли лотерею, главным призом которой была дорогая иномарка…

Откуда такие огромные деньги? Официально признано, что 92% доходов от якутских алмазов, золота, нефти, газа, сурьмы, олова и других природных богатств (в Арктике есть все элементы таблицы Менделеева) присваивает кучка сверхбогатых. А якутяне 120 национальностей, в первую очередь представители малочисленных народов Севера, как и большинство россиян, маются за чертой бедности. 

В самый северный населенный пункт России — пограничный поселок Тикси — в августе 2010 года приезжал Путин. Это вселяло надежду. А с 2011 года начали закрывать воинские части! 

Всем известный Сердюков, будучи министром обороны, обещал тиксинцам отремонтировать взлетно-посадочную полосу для гражданских самолетов. А сам позволил хапугам из Москвы поснимать и увезти дорогостоящие массивные плиты.

— В советское время мы летали в Москву прямым рейсом из Тикси, а сейчас — только через Якутск, преодолевая огромные расстояния, — говорит депутат Булунского райсовета Виктор Печенский. — От Тикси до Якутска три-четыре часа лету! А из Якутска до Москвы еще семь часов. Сколько горючего зря сжигается!

А сколько мытарств терпят пассажиры, многие с маленькими детьми, несут убытки, вынуждены ночевать в Якутске! Авиакомпании, делая пустые круги, на страданиях тиксинцев только наживаются...

Подобная картина во всех арктических районах, в том числе и в Аллаиховском, где в годы Советской власти из поселка Чокурдах в Москву и обратно три раза в неделю выполнялись прямые авиарейсы. В оленеводческих бригадах Аллаихи ранее насчитывалось около 26 тыс. оленей, а теперь нет ни одной головы даже в частном секторе! Дмитрий Шарипов, секретарь Якутского рескома КПРФ, до недавнего времени возглавлявший комсомол Якутии, 17 декабря с.г. одержал убедительную победу на выборах на должность главы поселка Чокурдах. Эта долгожданная победа – подарок от коммунистов Якутии! Дмитрий сделает все возможное, чтобы облегчить жизнь многострадальных северян!

А пока официально признано: каждая вторая семья в Арктике бедствует. Абсолютное большинство населения живет в неблагоустроенных домах, хотя в республике зарегистрировано 34 крупных месторождения нефти, природного газа и конденсата. Жители топят печь дровами. Откуда в тундре дрова?! Везде безработица, пьянство, люди массово уезжают в Якутск и за пределы республики. 

Квартиры всегда предоставляют приезжим специалистам. Когда они, заработав северные надбавки и пенсии, перебираются в центральные области страны, им выдают субсидии на приобретение жилья. Да еще покупают жилье детям и внукам в Москве, Санкт-Петербурге. А на местных законы не распространяются. Они остаются ни с чем. 

* * *

Великая Октябрьская социалистическая революция спасла отсталые в прошлом малочисленные народы Севера от вымирания. К 1917 году в Якутии, тюрьме без решеток, насчитывалось всего лишь два процента грамотного населения. 

Сегодня коренные малочисленные народы Севера — одни из самых высокообразованных в стране, притом абсолютное большинство имеет не одно высшее образование. Каждый город, поселок, село, населенный пункт, школа, трудовой коллектив и каждая семья имеют добротные книги о своей истории не только в электронном виде, но и в печатном. И стар и млад, даже живя в безлюдной тундре, не представляют жизнь без газет, книг, социальных сетей и WhatsApp. В одном только Якутске, помимо официальных изданий, процветают более 20 независимых СМИ. Ни в одном регионе нет подобных массовых явлений, свидетельствующих о глубоких знаниях, подготовленности и информированности населения. 

Известный якутский ученый, политик и писатель Петр Докторов как-то сказал: «Самыми сильными выпускниками школ Якутии считаю жиганских детей». А продвинутая Жиганская средняя школа находится, как говорится, за полярным кругом, в маленьком эвенкийском национальном Жиганском районе. Значит, в районах, расположенных ближе к столице республики, качество учебного процесса в школах еще лучше.

Вернусь к жилищному вопросу коренных жителей Севера. Ни мои родители, проработавшие в одном трудовом коллективе по 40 — 50 лет, ни мои брат и сестры, имея прекрасное образование (филолог — директор школы, медики и я, журналист), как и абсолютное большинство простых жителей Жиганска, ни разу не получали жилья от буржуазного государства. Закон о предоставлении жилья молодым специалистам, по неписаным правилам, на коренные малочисленные народы никогда не распространялся и не распространяется. 

А без больших денег самим строиться практически невозможно, так как в Арктике нет строительных материалов, приходится переправлять лес из центральных местностей. Вот почему наша семья всегда ютилась в домике, изъеденном грибком. Приходилось каждое лето разбирать полы и все белить известкой, покрывать керосином или натирать солью. 

Жилье не предоставляли даже заслуженным-презаслуженным людям, всю жизнь трудившимся в самой тяжелой отрасли сельского хозяйства — оленеводстве. Помню, в начале 90-х я ходила по коридорам местной власти и просила квартиру тете — Дарии Алексеевне (родная сестра мамы) и ее мужу Семену Николаевичу Соломоновым, умирающим от онкологической болезни. Они всю сознательную жизнь трудились оленеводами и до старости жили в палатке. Но ельцинская власть отказалась им арендовать квартиру в Жиганске, пусть без благоустройства, даже в последние два-три тяжелых месяца их жизни. 

Они, северные люди, умирали тихо и мирно, несмотря на тяжелый мучительный недуг, не высказав никому никаких претензий. У тети Даши отказали почки, она вся опухла, а из трубки, введенной в брюшную полость, постоянно текла вода. Я, как заведенная машина, стирала ей тряпочки, так как бинты и лекарства в то время бесследно исчезли из аптек. А воды в доме — кот наплакал. Коммунальная служба заказы на воду уже не принимала, и папе постоянно приходилось бегать по улицам Жиганска и ловить частных водовозов. Помимо всего, он постоянно топил печь, чтобы высушить тряпки, мама готовила еду больным, а сестра ставила уколы, делала примочки и т.д. Дядя Сеня умер от рака легких через три месяца после кончины жены…

Разве это не собачья жизнь?!

* * *

Однажды я, будучи комсомолкой, месяц вынужденно прожила в палатке с оленеводами в горах Верхоянья — из-за непогоды вертолеты не летали. Укутавшись в спальный мешок, сквозь дырочки в палатке (молодые ребята, видимо, были бесхозяйственными) считала звезды. Ночью железная печка остывала, и по утрам приходилось с «мясом» отрывать свою голову от ледяной земли — кусочки от кроличьей шапки-ушанки так и оставались там. 

Днем радист, пытаясь поймать хоть какую-либо информацию о вылете вертолета, без конца крутил, вертел и стучал по еле хрипящей и свистящей рации: «Соболь»! «Соболь»! Прием!.. «Соболь»! «Соболь»! Ответьте!..» И каждый раз, когда снова объявляли о непогоде, у меня предательски наворачивались слезы. Оленеводы, видя, как я мучаюсь от неудобств и тяжелых условий быта, жалели и отдавали самые лакомые кусочки мяса и лепешки. А Валера Павлов развлекал меня тем, что на ломаном русском начинал изображать из себя Тыниса Мяги с его «Любимым двориком»... 

Днем старалась помочь ребятам в готовке еды, стирке одежды, растапливая снег в тазике. Убираясь в палатке, то там, то тут находила разбросанные 5-, 10- и 25-рублевые купюры — они вечерами, в свободное от тяжелой, изнуряющей работы время, играли в карты. Но никто из них и не думал присваивать эти деньги. До того честные и светлые душой люди. 
Я всего месяц прожила в тонкой брезентовой палатке. Но этого мне сполна хватило на всю жизнь. А каково людям, целую вечность тянущим лямку в нечеловеческих условиях?! Многие усмехнутся, но, думаю, им не понять тягот жизни северян. Знаете, нельзя судить об оленеводах, охотниках и рыбаках, не побывав в их шкуре.

Именно тогда от рослого русского хирурга Жиганской районной больницы Синицы, проводившего медицинский осмотр оленеводов, узнала, что большинство коренных жителей Арктики в основном страдают болезнью почек. Попробуй всю жизнь в 60-градусный мороз спать на ледяной земле и ходить, извините, в туалет на улицу. Конечно, застудишь не только почки. 

Многие умирают, так и не узнав, что «искусственная почка» может продлить им жизнь. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить «Советскую Россию» за то, что в мае 2007 года газета опубликовала мою статью «В дверь стучится геноцид» о проблемах северян, страдающих болезнью почек. Она тогда вызвала большой резонанс. Депутаты Ил Тумэна наконец-то подняли вопрос о строительстве гемодиализного центра и увеличении количества аппаратов «искусственная почка». 

Меня стали приглашать на различные совещания по вопросам здравоохранения республики, врачи же — уважительно относиться не только ко всем больным, но и моему брату, через страдания которого я обрисовала печальную картину, сложившуюся в здравоохранении, руководимом в то время небезызвестным Зурабовым. А самое главное — не так давно в Якутске ввели в строй диализный центр. Вместо пяти аппаратов «искусственная почка» на всю республику приобрели и установили 83. Врачи стали проводить операции по пересадке почки. Так что «Советская Россия» спасла и продлила жизнь тысячам якутян. 

К сожалению, такое оборудование до сих пор отсутствует практически во всех арктических районах. Нефрологов не хватает даже в Якутске. 

* * *

В последние годы резко выросла заболеваемость жителей Арктики туберкулезом. Как известно, Советская власть за короткий срок ликвидировала этот опасный недуг. Причина сегодняшней эпидемии — массовое закрытие противотуберкулезных диспансеров, активно действовавших во всех арктических районных центрах. Моя старшая сестра, медик, живущая в Жиганске, говорит, что туберкулезом все чаще стали болеть детишки. Печально, но факт: если в семье кто-то подхватывает палочку Коха, то вскоре заражаются все. А малочисленные народности Севера как минимум имеют в семьях троих детей, в основном семьи — многодетные. 

В эти дни СМИ с восторгом стали писать, что в оленеводческих бригадах откроют кочующие детские сады и школы. Лично я решительно выступаю против такой формы обучения маленьких северян. Сами подумайте: как в условиях малюсенькой брезентовой палатки с печкой-буржуйкой, где постоянно готовят и стирают, можно получить образование?!
Вот бы руководству страны и республики вместе со своими детьми провести в палатке среди голой тундры хотя бы одну ночь при 50 — 60-градусном морозе, топя там буржуйку ничем и вкушая суп из топора, а по утрам учить детей азам наук…

Да они в ту же ночь замерзли бы! И пусть на зарплату бригадира-оленевода Рожина (18 тыс. рублей в месяц!) попробуют прокормить, одеть и обучить свои семьи. Как говорят мои сородичи: «Мы с тобой, Галя, не одеты, а только прикрыты…»

Вместо этого «новшества» с кочевыми детсадами и школами предлагаю, как в советское время, возобновить работу школьных интернатов не только во всех арктических районных центрах, но и в наслегах. Дети, у которых труд родителей связан с традиционными отраслями производства, должны находиться под присмотром государства. И надо строго спрашивать с учителей, которые с издевкой из урока в урок твердят школьникам: «Да что тебя учить! Ты ведь все равно станешь оленеводом-неучем!» 

Неужели взрослые люди не понимают, что ввергают детей в бездну одиночества, обрекают на психологическую смерть?! Неслучайно по числу детского суицида Якутия занимает первое место в стране, а она, Россия, по данному показателю лидирует в мире, значит, мы, якутяне, — впереди планеты всей. Этот вопрос несколько лет назад рассматривали даже на коллегии министерства образования республики. 

Ни для кого не секрет, что у коренных малочисленных народов Севера наблюдается очень низкая самооценка. А это в свою очередь вызывает пренебрежение классового общества их интересами. Мне один депутат Ил Тумэна как бы в шутку бросил: «Да вы, тунгусы, разве люди?!» 
Мы, жители Арктики, тоже мечтаем, чтобы наши дети, получив высшее образование, вернулись к себе на родину и стали руководить своими районами, школами, больницами… Но недоверие и игнорирование малочисленных народов чувствуется прежде всего в кадровых вопросах. 

Недоверие к местным кадрам наблюдается и в низовых звеньях. Сейчас, например, в Жиганском районе управлениями культуры и образования, районным ОВД и т.д. руководят опять же приезжие. Порой они проявляют неуважительные выпады в отношении коренных народов. 
Между тем у нас, коренных малочисленных народов, есть свои прекрасные кадры. Взять хотя бы журналистику.

В Якутии широко известны талантливые журналисты, уроженцы Жиганска — Валентин Христофоров, Лина Харбаева, Линда и Василий Ивановы, Саргылана Гермогенова-Иванова, Сергей Храмов и другие. Это молодые перспективные люди, ярко проявившие себя как руководители и сотрудники республиканских изданий, газет и пресс-служб министерств. Но у себя в районе их никто не замечал, никуда не выдвигал… Ну почему за много лет нельзя было доверить пост хотя бы одному эвенку или эвенкийке?! 

* * *

Северный морской флот в советское время качественно обеспечивал порты не только Арктики, но и Сибири. Жителей Крайнего Севера отлично снабжали продуктами и товарами. Северные поселки Черский, Тикси, Батагай, Жиганск и другие, как и вся Арктика, в советское время интенсивно развивались. Магазины в этих крупных транспортных узлах (мощные авиапредприятия, речные и морские порты) ломились от планово завезенных государством дефицитных товаров и свежих овощей и фруктов.

По словам Виктора Губарева, один только Черский в год получал 600 тонн картофеля, а сейчас на все 13 арктических районов Якутии привозят 800 тонн. С уничтожением Северного морского пути в районах ничего подобного советскому снабжению нет. Там даже ликвидировали мощные овощехранилища. 

Однажды весной, а это было в начале двухтысячных, в заполярном Жиганске закончилась мука, не из чего было печь хлеб для населения. И власти предержащие выпросили муку у запасливого руководителя местного дома-интерната для престарелых и инвалидов…

Северян часто обвиняют в злоупотреблении винно-водочными изделиями. Моя коллега из арктического Анабарского района как-то поведала, что в школе пьяные учителя учат пьяных детей.

— Пьют от отчаяния, ведь у большинства селян нет работы. Высокооплачиваемые посты занимают исключительно временщики, живущие на два дома, — говорит Наталья Рожина из Намы. — Ни для кого не секрет, что врачи Булунской центральной районной больницы, часто приезжая вездеходом в наше село, торгуют водкой или меняют ее на оленьи лапки, мясо и рыбу. Тем самым спаивают местное население, и без того влачащее жалкое существование. А ведь именно они, люди в белых халатах, должны бы пропагандировать здоровый образ жизни! 

Живу рядом с больницей и своими глазами видела, как недавно врачи всю ночь торговали спиртным. Это может подтвердить и моя соседка, которая постоянно обменивает у них оленину и рыбу на водку. Впрочем, об этом знают все селяне, но предпочитают молчать. Вместо водки лучше бы лекарства привозили…

— Я прошу «Советскую Россию» помочь восстановить справедливость, — продолжает Наталья. — Пусть медики ответят за преступную халатность и недобросовестное отношение к своим обязанностям. Помогите наказать их. Не хочу, чтобы случилась другая трагедия с чьими-то малышами.

Когда готовила материал к печати, ко мне подошла еще одна жительница Булунского района Нэля Тюменцева с просьбой умерить пыл главного врача все той же центральной районной больницы. Как утверждает Нэля Сергеевна, ее незаконно уволили за открытую критику главного врача больницы Аллы Андреевой, родом из города Покровска, которая занимается спаиванием населения, махинациями, выживанием честных работников, выразивших недовольство ее действиями...

Я нигде правды не нашла, поэтому обращаюсь к вам за помощью. Единственная моя надежда – «Советская Россия». Помогите! У меня есть все документы о злоупотреблениях нашего главного врача. Заявление в министерство здравоохранения республики подавали не только медики, но даже ее родной брат Алексей Стручков…

* * * 

Путин во время нынешней пресс-конференции отметил, что при освоении Арктики, цитирую, «…нужно никогда не забывать об интересах малых коренных народов Севера. Нельзя нарушать их традиционные хозяйственные интересы и так далее. А если что-то неизбежно вступает в противоречие с реализацией крупных общенациональных проектов, безусловно, должны быть представлены меры по компенсации и замещению».

Обидно, что президент употребляет в своей речи уничижительный термин, допускает неуважение в отношении народов Севера — «малые народы». Но мы не МАЛЫЕ, а малочисленные народы Севера. 
О какой компенсации может идти речь, если крупные промышленные предприятия, орудующие в Арктике, не платят северянам даже налоги? Ведь по буржуазному законодательству предприятия платят их по месту своей регистрации, то есть в Москве, а не в республике, где наносят вред хрупкой природе Севера и жизни северян. 

АЛРОСА, ЯТЭК, «Сургутнефтегаз», «Алданзолото» и другие крупные промышленные предприятия, действующие в Якутии, постепенно переходят в частные руки. Как правило, в них работают в основном не местные, а приезжие кадры. Есть, конечно, и якутяне, но их — «копейки» (для отвода глаз, чтобы не говорили, что местных не берут на высокооплачиваемые работы). По свидетельству мирнинцев, которые по известным причинам не пожелали светиться, сегодня открыто готовится документация для окончательной приватизации алмазной компании. А разве кто из капиталистов будет думать о нас, о чукчах, эвенках, эвенах, юкагирах, населяющих Арктику?!

Ни один закон не работает в пользу коренных малочисленных народов Севера! Хотя коммунисты-депутаты Ил Тумэна под руководством Виктора Губарева в последние годы инициировали принятие шести законов — о языке народов Севера; об этнологической экспертизе на территории проживания коренных малочисленных народов Севера, предусматривающей компенсацию за использование земель, и другие. Сейчас коммунисты решают вопросы авиационного обеспечения арктических районов, выполнения государственной программы развития Арктики. 

Путин говорит, что нельзя нарушать их традиционные хозяйственные интересы и так далее. Но знает ли он, что жителям арктических районов по новым законам не разрешают рыбачить даже для своего пропитания?! Ведь раньше мы всей семьей в воскресный день с утра ездили на рыбалку. Наловим чира или омуля, а вечером приготовим вкусную уху и строганину. Теперь никто не разрешает рыбачить. Везде снуют рыбинспектора. 
В последние годы мы, живя в Якутске, ни зимой ни летом из Жиганска не получаем посылки с рыбой. Почему? По словам местных жителей, браконьеры ставят крупные сети поперек реки Лены, и весь улов вывозят на больших судах с рефрижераторами в центральные регионы. Видимо, инспекторам дают взятки, поэтому ловкачей с каждым годом становится все больше и больше…

Владимир Путин не так давно говорил, что Россия обязана защитить Арктику, потому что там проходят трассы полетов ракет наземного базирования, которые находятся на территории США. Также нас, северян, надо защищать и от падения остатков ракет, выпускаемых с космодрома Свободный. Ступени от них как раз падают на территории Вилюйского, Жиганского, Алданского и других районов. Может, из-за этого у нас много онкологических больных?! 

И еще о льготах малочисленным народностям Севера. Слышала, что северянам бесплатно выписывают лекарства. Но я, эвенкийка, ни разу не пользовалась льготами на лекарства, хотя кроворазжижающие таблетки, например, стоят 3300 рублей, сахароснижающие — 3500 рублей и т.д. Может, кто-то пользуется этими льготами, но среди моих знакомых таковых нет. При Советской власти были льготы при поступлении в вуз, но мои близкие никогда этим тоже не воспользовались. Потому что учились хорошо.

Кстати, льготные места были в дефиците, доставались не всем. 
Таковы повседневные последствия насаждаемого нынешней властью капитализма в России. Нельзя мириться с несправедливостью в любом ее проявлении, и мы, коммунисты, всегда выступали и будем выступать в защиту Арктики и ее жителей. 

Галина МОХНАЧЕВСКАЯ