Adult Search

Якутский республиканский комитет

Коммунистической партии Российской Федерации

Адрес: Республика Саха (Якутия),
г. Якутск, ул. Октябрьская, дом 3
Телефон: +7 (411) 23-66-151
Электропочта: mgm_2004@mail.ru

Главные

события

классовой

борьбы

Красный Первомай в Якутии: «Хватит терпеть!»
Будем достойными наследниками Победы!

 

Издание Guardian присоединилось к этой кампании, опубликовав выдержки из документа, представленного на закрытом брифинге для руководства NHS (Национальная служба здравоохранения Великобритании) и подготовленного Public Health England (PHE) — исполнительным органом Департамента здравоохранения и соцобеспечения. Эксперты прогнозируют: коронавирус будет бушевать еще год, система здравоохранения страны испытает гигантские перегрузки. COVID-19 могут заразиться 80% британцев. (Ранее канцлер Германии Ангела Меркель говорила: заболеть могут 60-70% немцев).

Также в документе, подписанном высокопоставленной чиновницей PHE, доктором Сьюзан Хопкинс, утверждается: госпитализация в Великобритании за год может понадобиться 7,9 миллионам человек.

«Что эпидемия в стране продлится год - вполне правдоподобно, - комментирует профессор медицины Университета Восточной Англии Пол Хантер. - Но нужны пояснения: думаю, к концу июня вспышка пойдет на спад, а в ноябре коронавирус вернется — как это происходит с обычным сезонным гриппом. Так может продолжаться бесконечно, но со временем COVID-19 станет менее смертоносным, потому что иммунитет к нему у людей будет расти».

В докладе PHE говорится: около полумиллиона человек из тех пяти миллионов британцев, которые обеспечивают работу жизненно важной инфраструктуры государства (включая всех сотрудников системы здравоохранения и 1,5 млн трудящихся в «социалке») могут одновременно оказаться больными.

Британское здравоохранение не в состоянии справиться с потоком людей, у которых есть симптомы коронавируса и которые должны быть протестированы, констатируют эксперты — лаборатории перегружены. Поток такой, что анализы не будут брать даже у врачей и медсестер, пока они в состоянии работать. Тестировать необходимо лишь тяжело больных, находящихся на госпитализации, постояльцев домов престарелых и заключенных.

В оценке смертности аналитики пока расходятся, прогнозируя кончину от 1% до 0,6% реально заболевших (не только тех, кто протестирован). Соответственно, это от 531 100 до 318 660 смертей в Великобритании.

Профессор Крис Уитти, главный советник правительства в области медицины, ссылаясь на математические модели, утверждает: количество случаев будет быстро возрастать в течение следующих 10-14 недель, то есть пик вспышки придется на конец мая-начало июня. Не исключено, конечно, что к этому времени появятся новые методы лечения. Затем, говорит Уитти, еще 10 недель, летом, график станет снижаться. Он согласен с Полом Хантером в том, что коронавирус может «возродиться» осенью или зимой. На создание вакцины, считает профессор, уйдет до 18 месяцев.

«Вы не представляете, насколько все плохо!»

Independent, между тем, напечатал слова пожелавшей остаться анонимным врача, борющейся с коронавирусом.

«Если мы пойдем по пути Италии, то через две недели у нас кончатся койки в реанимациях. Позвольте, как врачу, который работает с зараженными COVID-19 пациентами, сказать: «Вы не представляете, насколько все плохо».

Не хочу казаться паникером, но с цифрами не поспоришь.

Неделю назад в Великобритании было 40 подтвержденных случаев. Мы не приняли никаких конкретных глобальных мер, кроме попыток сдержать завозную инфекцию и отслеживать контакты заболевших.

Когда количество случаев резко возросло, критерии тестирования на коронавирус практически не изменились. Тесты делают только пациентам в реанимации — нет и речи о том, чтобы тестировать людей, у которых есть все признаки коронавируса, но которые не путешествовали или не контактировали с протестированными зараженными.

Я видела по крайней мере трех человек с тяжелой формой заболевания, которым не назначали тест на коронавирус, и слышала о десятках других подобных случаев.

Посмотрите на Италию. Через неделю после того, как зарегистрировали 320 случаев, их стало 2036. Еще через неделю - почти 10 000. На следующей неделе будет, вероятно, 50 000 и более. То же ждет Великобританию.

 

В Англии — только 4 000 коек в реанимации, 80% уже заполнены. Если у нас будет такая же кривая заболеваемости, как в Италии, где 10% пациентов нуждаются в интенсивном лечении, аппаратах ИВЛ, то на следующей неделе нам понадобится еще 200 коек. Через неделю — еще 1000, а это весь наш потенциал. Каждые два дня после достижения этого показателя нужда в койках будет удваиваться.

При этом есть больные без коронавируса, которым нужна интенсивная терапия. Они не смогут получить лечения. И не выживут.

Когда эпидемия кончится, кризис не завершится. Последствия будут ощущаться в течение многих лет. Уже сейчас видно огромное отставание от графика плановых хирургических операций и лечения рака — большую часть таких медицинских манипуляций отменят.

Если эпидемия продолжит развиваться теми же темпами, через месяц у нас будет миллион или больше случаев COVID-19. Что произойдет после этого, я не знаю. Но точно знаю: уровень смертности в Италии намного выше, чем в Китае (7% против 4%), и это объясняется тем, что итальянское здравоохранение не выдерживает. Отчеты итальянских врачей выглядят как сводки с поля боя. Весь медицинский персонал брошен на реанимацию больных с применением ИВЛ. Это уже не здравоохранение, а медицина катастроф, как на войне: спасайте, кого можете, и бросьте остальных.

У Китая была возможность построить огромные больницы, заблокировать 750 миллионов человек и привлечь тысячи медицинских работников. Увы, у нас нет китайских возможностей и даже уровня итальянского здравоохранения.

Я потомственный врач, и дома сейчас такое настроение, будто война. Мы с мужем обсудили свои завещания, ведь сотни медиков уже погибли на переднем крае борьбы. Я молода, в хорошей физической форме, значит, риск для меня невысок. Но ведь у многих коллег другая ситуация.

Планировалось вызвать на работу недавно вышедших на пенсию врачей и подготовить к срочной работе студентов последнего года обучения. Правительство объявило об этом — и ничего не сделало. Сегодня я спросила студента-медика, какие препараты можно применять против последствий COVID-19 - он только тупо на меня посмотрел.

Если мы собираемся бросить этих людей против эпидемии, почему мы их не тренируем? Риши Сунак (министр финансов - «МК») пообещал «неограниченное количество денег» на борьбу с пандемией, но где они? Мы должны знать напересчет всех медиков, которые есть в стране, быстро обучать медперсонал, выделять ресурсы больницам — при этом руководство больниц не должно беспокоится о бюджетных ограничениях и налогах.

Правительство обязано представить населению все, что нужно, для сдерживания инфекции: общественные зоны мытья рук, запасы продовольствия, массово дезинфицировать общественный транспорт. Каждая потерянная секунда будет стоить людских жизней.

Думать об этом, как о войне, о национальном кризисе, в котором может погибнуть огромное количество людей, не будет преувеличением. Наша «армия» плохо обеспечена, ее разваливали много лет. Наши лидеры не готовы.

Больше никаких задержек, действуйте все прямо сейчас! От вас зависят жизни».

Подпишитесь на наши новости в Google News!

Ирина Ринаева