Якутский республиканский комитет

Коммунистической партии Российской Федерации

Адрес: Республика Саха (Якутия),
г. Якутск, ул. Октябрьская, дом 3
Телефон: +7 (411) 23-66-151
Электропочта: mgm_2004@mail.ru

СТАЛИН И РЕПРЕССИИ

 Ни один революционный процесс не избежал крови. Случившиеся в последнее время всякие там «бархатные», «розовые» и прочие революции таковыми вряд ли могут считаться – скорее, это – переходные процессы от одной формы правления к другой или т.н. «демократические» изменения в развитии государств.

Из истории мы знаем, что за пять лет во времена Великой французской революции под карающий нож гильотины попали 750 тысяч человек. Здесь надо учесть, что в те годы население Франции составляло всего 25 миллионов человек. На фоне указанного факта, количество жертв так называемых «политических репрессий» в Советском Союзе выглядят несколько иначе - во всяком случае, не настолько «миллионными», как утверждают те, кто пытается опорочить годы руководства страной И.В.Сталиным.

Вот цифры, зафиксированные архивами: с 1921 по 1953 год (за 33 года!) в Советском Союзе за все виды преступлений, подавляющее большинство которых – общеуголовные, были осуждены 3 миллиона 777 тысяч 380 человек. Из них приговорено к смертной казни 642 тысячи 960 человек, причем не малой их части высшая мера социальной защиты – расстрел, была заменена 10 -15 годами лишения свободы. А в самом «страшном тридцать седьмом» году в заключении находились 820 тысяч 881 человек, пятую часть которых составляли так называемые «политические».

         Для сравнения – в Российской Федерации «в местах не столь отдаленных» по состоянию на 2015 году содержалось не менее 900 тысяч осужденных, в основном это - бандиты, убийцы, грабители, насильники и воры, то есть лица, совершившие особо тяжкие и тяжкие преступления. Не забывайте, что Россия не Советский Союз, в котором численность населения была более чем в два раза больше.

Чтобы уяснить действительный размер репрессий в годы правления Сталина, а это с конца 1921 года по дату его смерти 5 марта 1953 года, необходимо учесть, что Н.С.Хрущев, перехвативший власть в стране после смерти Вождя, умышленно завысил объем репрессий. Хотя он в своем «сенсационно – разоблачительном» докладе использовал цифры, истребованные им у руководителей правоохранительных органов того времени – Генерального прокурора Р.Руденко, Министра внутренних дел С.Круглова, Министра юстиции К.Горшенина – отражающие действительные факты, Хрущев умышленно извратил их.

По словам известного журналиста, человека энциклопедических познаний Анатолия Вассермана, огласив общие сведения о количестве всех осужденных за эти 33 года, Хрущев подал его как число всех осужденных по политическим мотивам коммунистов, потому возникла иллюзия какого-то невероятно большого объема репрессий. А коммунисты в те годы составляли небольшую часть населения.

Как известно, после Великой Отечественной войны к суду были привлечены всякого рода изменники и предатели – власовцы, ОУНовцы, бандеровцы, каратели и полицаи, служившие захватчикам. Кто ныне скажет, что все они побывали в ГУЛаге или были расстреляны незаслуженно? Разве что нынешние правители Украины…

Кроме того, в число репрессированных «политических» были отнесены все раскулаченные крестьяне и переселенцы, склонные к измене в период войны.

         Вышеуказанная фальсификация, сотворенная фактически на основе личной мести Хрущева покойному Вождю, и стала «притчей в языцех» об огромном количестве репрессий «жестокого и кровавого тирана». Но История всё исправила.

* * *

         Да, в Советском Союзе в годы становления новой власти применялись, по нынешним меркам, жесткие меры к лицам, нарушившим действовавшие тогда законы политического толка. Зачастую руками закона бесчестные люди путем клеветнических доносов расправлялись с личными врагами. Но в основном к ответственности привлекались граждане, действительно преступившие уголовно - правовые нормы. Закон сурово карал за действия, направленные против государственного строя. Да и в любом государстве законами предусмотрена строгая ответственность за подобные посягательства. Ведь государство должно защищать свои идеалы и ценности, только тогда оно может существовать.

И я как юрист утверждаю, что законодательство Страны Советов тех лет соответствовало духу своего времени, целям и задачам строительства нового государства, со всех сторон окруженного враждебно настроенными силами. И правоохранительные органы в лице НКВД, прокуратуры и судов руководствовались имевшимися, пусть, может быть, несовершенными, законами. Молодое государство защищало свои завоевания как только могло.

При этом, впрочем, как и в других странах, особое внимание уделялось защите государственного строя. А в те годы объективно вставала необходимость в подавлении чуждых строю деяний и даже помыслов. Были, конечно, и так называемые «невинные жертвы». Но, как говорил незабвенный Глеб Жеглов, «наказания без вины не бывает». Иногда кого-то подводил язвительно-длинный язык, кто-то попадал на скамью подсудимых по навету за незначительные проступки, непомерным образом раздутые. Но, повторяю, законы соответствовали существующей обстановке. Всё зависело от того, как они и кем применялись.

         Кроме того, надо ведь учитывать, что процессуальные законы были несовершенны, следствие и суд были скоры. Потому, конечно, допускались и судебные ошибки, необъективное отношение к людям, чьё не «рабоче-крестьянское» происхождение вызывало сомнения в их преданности народу. Шла острая внутренняя классовая борьба - кто сейчас посмеет утверждать, что противники Советской власти в те годы примирились со своим положением и никто не убивал коммунистов, комсомольцев, даже пионеров – носителей идей новой власти и их союзников? Не пытался посеять смуту – сильнейшее идеологическое оружие - в сознание окружающих? (Не зря американцы хвастают, что победили коммунизм без единого выстрела – лишь посеяв смуту в сознание людей!).

         Те же историки, архивисты утверждают, что в годы руководства правоохранительными органами Ежова и Ягоды (именно в те пресловутые «тридцатые») подавляющая часть работников среднего и низшего звена НКВД была малообразованна. Каждый стремился отличиться, из шкуры вон лез, чтобы «выявить и обезвредить врагов народа». Ведь того, кто не выдавал «на-гора» дела «контрреволюционеров», самого ждала участь жертвы.

Особого внимания заслуживает и тот факт, что «органы» состояли в основном из людей определенной национальности – евреев, в большинстве своем придерживавшихся сионистских взглядов. Потому репрессивные акты прямо были связаны с провокационными и антисоветскими действиями мирового сионизма и его агентуры. Все мы знаем, что на заре советской власти борьбу за руководство страной со стороны сионистов возглавил Лев Троцкий (настоящее имя Лейба Бронштейн), имевший достаточно большой авторитет в партии большевиков и поддержку среди руководящих кадров страны. Достаточно сказать, что в 30-х годах евреями были 17 из 20 членов Президиума Верховного Совета СССР, 17 из 22 наркомов, практически все члены коллегии СНК (правительства), 106 из 123 членов коллегии Наркомфиндела, 53 из 59 руководителей ОГПУ (практически возглавлявших репрессии), 50 из 59 работников Политуправления РККА, 40 из 40 членов Управления культпросвета и т.д.

И ныне трудно сказать, в какую бы сторону пошло развитие страны, приди Троцкий (Бронштейн) к власти. Можно быть уверенным, что итоги его правления были бы далеко не радужные, для неевреев в частности. А то, что такая опасность существовала, говорит тот факт, что в последние годы своей жизни Троцкий, не примирившийся со своим поражением, раскрыл цели своей антироссийской деятельности: «Мы должны превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми, которой мы дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока».

* * *

Есть общеизвестная поговорка, означающая превосходную степень характеристики человека: мол, он прошел через огонь, воды и медные трубы! Но, что бы там ни говорили, думаю – никто не возразит, что немногие способны пройти испытания «медными трубами», то есть славой и властью. Так было во все времена. Не обошла эта напасть и новую власть.

Как пишет историк – писатель В.Красильщиков в своей статье «Звездный час» (журнал Новый мир, 1986 г.№10), в СССР после достижений промышленного и колхозного строительства появилась устойчивая тенденция бюрократического перерождения руководителей советского режима. К середине 30-х годов из партработников и руководителей высшего звена, в частности, многих делегатов XVII, так называемого «Съезда победителей», состоявшегося в начале 1934 года, начало формироваться некое привилегированное сословие, новый «эксплуататорский» класс – богатых купцов, фабрикантов и помещиков заменили новые назначенцы власти, стремившиеся воспользоваться властью и служебным положением для личного благополучия.

Потому недаром, дискутируя в 1936 году со своим соратником Г.К.Орджоникидзе, Иосиф Виссарионович Сталин прямо высказался:

«Наши сановники губят наши благие начинания на корню… Можем ли мы либеральничать, когда в стране беспорядок, неорганизованность, недисциплинированность?.. Бюрократизм, хаос, ляпанье… Коррупция – уголовно наказуемое злоупотребление служебным положением. Семейственность и протекционизм, которые народ не прощает, которыми тычет нам в нос: «Блат выше Совнаркома!». Можем ли мы допускать всё это вообще и, тем более зная, что до войны остаются считанные годы? Есть ли у нас время разбираться, какой удар необходим, а какой лишний? Можем ли мы позволить себе роскошь разбирательства, какой горшок поделом, а какой зря кокнули?».

Вот здесь, по-моему, отчасти и кроется объяснение причин и оснований довольно кардинальных мер, предпринятых правительством в пресловутом «тридцать седьмом», когда «лес рубят – щепки летят!».

И, как бы то ни было, это факт, что бюрократизм, прямо пропорциональный росту числа чиновников, хаос (когда чем больше чинов, тем больше неразберихи, труднее найти концы), ляпанье (то есть работа спустя рукава – «тяп-ляп», разгильдяйство) в те годы начали расцветать повсюду. То есть снова права народная мудрость: «рыба гниет с головы».

Многие как выразился Сталин, «сановники», а среди них были и делегаты «Съезда победителей», немало руководителей партии среднего и даже высшего звена (например, члены ЦК), почувствовали себя элитой, почти «богоизбранными», которым всё дозволено. Потому погрязли они в коррупции, то есть, как выразился Сталин, в уголовно наказуемом злоупотреблении служебным положением.

А между тем, еще в начале 20-х годов в уголовном законодательстве (смотри УК РСФСР 1922 года) появилась пресловутая «58-я статья», которая устанавливала ответственность за контрреволюционную деятельность.

И здесь (внимание!) наряду с составами особо опасных государственных преступлений, таких как шпионаж, измена Родине, антисоветская пропаганда и агитация, под литерой 58-14 6 июня 1937 г. был добавлен и стал широко применяться состав, предусматривающий ответственность при особо отягчающих обстоятельствах вплоть до расстрела с конфискацией имущества. Он квалифицировался как «Контрреволюционный саботаж, то есть сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленное небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата».

Отныне при внимательном рассмотрении деятельности «сановников» «компетентные органы» быстро находили в ней признаки этого контрреволюционного саботажа. Причем при объяснении причин ареста и осуждения обычно бывало достаточно указать, что человек привлечен к суду по «58-й статье». Потому порой необоснованно осужденный (по сути своей обычный уголовник – вор и коррупционер) включался в разряд невинно репрессированных политических «врагов народа». И эти осужденные невольно увеличивали количество репрессированых т.н. «политических».

Но, как бы то ни было, в те предвоенные годы советская власть на основании действовавших законов, практически подавила коррупцию. И такая беспощадная борьба с этим всеобъемлющим злом продолжалась на всем протяжении жизни Сталина, который, как в народе до сих пор говорят, «Сам не воровал, и другим не давал!».

2017 год