Якутский республиканский комитет

Коммунистической партии Российской Федерации

Адрес: Республика Саха (Якутия),
г. Якутск, ул. Октябрьская, дом 3
Телефон: +7 (411) 23-66-151
Электропочта: mgm_2004@mail.ru

Когда прекратится врачебный беспредел?

 

Чтобы читатель более живо представил это маленькое село на краю земли, возле Ледовитого океана, где проживают всего около 500 человек, их проблемы и беды, приведу некоторые цифры и факты об известном для всех поселке Тикси, занесенном на карту мира, — районном центре Булунского района.

Тикси советского времени и сегодняшнее его состояние — это небо и земля. При Советской власти здесь проживали 19,5 тысячи человек, а сейчас — пять тысяч. В районе насчитывалось 27 тысяч человек, а теперь от силы — 8,5 тысячи.

В советские годы Тикси — образцовый поселок городского типа. Тут все было на высоком уровне: и медицина, и образование, ЖКХ… Магазины ломились от высококачественных продуктов и товаров. Учителя, врачи, инженеры — непременно самой высокой квалификации. Не зря именно в Тикси ковались кадры для Якутского обкома КПСС и ЦК КПСС.

Школьники показывали глубокие знания на республиканских и всесоюзных олимпиадах по математике и физике, потому легко поступали в престижные вузы страны. В поселке работали 12 садиков, как правило, с просторными бассейнами и спортивными залами, а теперь — только один. Из школ осталось три, и то хотят две из них закрыть.

А что стало с маленьким эвенкийским селением Намы и каковы проблемы местных жителей на фоне всего этого теперь, наверное, хотя бы примерно можно представить…

— Наталья Амерьяновна, расскажите, пожалуйста, что у вас случилось?

— Обращаюсь в надежде, что редакция обязательно поможет нашей семье найти правду. Моя семилетняя дочка, всегда жизнерадостная и веселая, в январе 2015 года вдруг заболела. Сначала она очень долго кашляла, потом повысилась температура и начался понос.

Я с дочкой практически каждый день ходила в участковую больницу, пытаясь попасть на прием к единственному врачу Владимиру Николаевичу Васюкову. Но он, проявляя полное презрение, только отмахивался от нас, мол, надоели, идите отсюда. В лучшем случае сквозь зубы мычал: “Это всего лишь простуда”.

Девочке с каждым днем становилось все хуже и хуже — она стала вялой, а потом вообще слегла и все время спала. Я умоляла врача, чтобы он вызвал вертолет — санрейс, ведь в медпункте не было даже простеньких лекарств.

Но Васюков, будучи в пьяном угаре (постоянно употребляет спиртные напитки), упорно не обращал никакого внимания на страданье ребенка и мои слезы. Я две недели не знала, что делать.

— Вы ведь все равно продолжали требовать, чтобы он предпринял срочные меры по спасению ребенка?

— Да. Однажды, увидев, как малышка еле-еле стоит на ногах, Васюков наконец-то определил ее в больницу. Но в первую же ночь, проведенную в палате, моя Мотенька, оказывается, впала в кому. Об этом я узнала только на следующее утро, когда в восемь часов пришла навестить ее. Медсестра и санитарка с заполошными лицами метались по больнице, не зная, что делать, потому что Васюков, как всегда вдребезги пьяный, спал мертвым сном…

В этот же день с дочкой, находящейся в бессознательном состоянии, санрейсом, естественно, без копейки денег в кармане, прилетела в Тикси. Там ее подключили к кислороду, а через сутки, опять же санрейсом, отправили в Якутск, где два дня откачивали в реанимации…

Считаю, что все это произошло из-за преступной халатности врача. Вот уже два года пытаюсь его привлечь к суду, но не получается. В отчаянии прошу, чтобы он хотя бы помог деньгами. В ответ Васюков, очень неприятный и наглый человек, все ехидничает и издевательски усмехается:

— Денег нет! Вообще больше не звони. Все равно ничего не добьешься!

И действительно, он не получил никакого взыскания, наоборот, пошел на повышение — теперь “работает” терапевтом. Как можно такому человеку, угробившему здоровье ребенка, доверить должность врача? Это из-за его халатности моя дочь стала инвалидом первой группы.

Вовремя не излеченный грипп (организм перенес сильнейший стресс) превратился в сахарный диабет первой степени. Теперь она на всю жизнь стала инсулинозависимой.

— А вам действительно трудно с деньгами, ведь зарплата чумработницы составляет всего 10 тысяч рублей. Об этом я знаю из официальной статистики и по рассказам своей землячки из Кыстатыама Марии Шадриной — потомственного оленевода.

— Из-за тяжелой болезни дочери я сейчас не работаю. А зарплата мужа, бригадира оленеводческой бригады, занимающегося тяжелым физическим трудом, составляет 18 тысяч рублей. Поэтому денег ни на что не хватает. Представьте себе, тяжело больному, чтобы из Намы долететь до Тикси, за один авиабилет нужно заплатить шесть тысяч рублей, а из Тикси до Якутска — 24 тысячи (в один конец!). Килограмм простенькой вареной колбасы у нас стоит 500 — 600 рублей, яблоки — 250, мясо — 350. Если картофель в Калининграде стоит 9 рублей за килограмм, то у нас — 150 — 200 рублей, и то его привозят только по большим праздникам.

— Как сказал делегат из Вилюйска Семен Мылахов на недавней конференции коммунистов Якутии: “Вот бы руководству страны и республики провести в палатке среди голой тундры хотя бы одну ночь при 50-градусном морозе, топя там “буржуйку” из ничего и вкушая суп из топора"...

— Да они в ту же ночь замерзли бы! И пусть на зарплату оленевода попробуют покормить, одеть и обучить своих детей. Как говорит моя подруга: “Наташа, мы с тобой не одеты, а только прикрыты”…

— Наталья Амерьяновна, а что говорят врачи Булунской центральной районной больницы? Может, они помогут?

— Они, к сожалению, защищая Васюкова, предвзято относятся ко мне. Тест-полоски, необходимые на ежедневную проверку сахара в крови, вовремя не отправляют в Намы. Педиатры Туяра Бонифадиевна Никандрова и Юлия Александровна Николаева тоже относятся к нам откровенно холодно.

Например, врач Николаева, прекрасно зная, что мы через каждые три месяца из отдаленного села вынуждены приезжать в Тикси на обязательное обследование, не стесняется заявлять: “Мест в больнице нет”. И девочка ходит в дневной стационар. А это ведь для нас, селян, тоже дополнительные большие расходы: где-то надо жить, покупать еду и прочее.

Диабетчикам, тем более детям-инвалидам, думаю, бесплатно, причем без перебоя, должны выписывать и доставлять на отдаленные участки лекарства. А нам бесплатные рецепты выписывают с большим боем. И каждый раз говорят: “Сами решите проблему доставки лекарства”.

Но ведь мы, простые граждане, не виноваты в том, что в Тикси, как и везде, разбазарили и уничтожили мощное авиапредприятие: самолеты и вертолеты как в советское время ежедневно не летают в наслеги, ведь северные расстояния — есть северные расстояния, они — огромны, а пешком не доберешься.

— Кажется, препараты для диабетчиков у нас в республике в большом дефиците. Вот уже третий месяц как мне в поликлинике говорят: “Инсулина нет, потому что деньги не предусмотрели. Идите разбирайтесь в Министерство здравоохранения”. Когда показала знакомому врачу из другой больницы последние капли “Лантуса”, он, тяжело вздохнув, посоветовал: “Тем, кто устраивает скандал, откуда-то достают. Так что погромче кричи”…

— Наталья Амерьяновна, могу я вам задать вопрос совершенно другого плана?

— Да, конечно.

— Правда ли, что местное население сильно пьет? Моя коллега из одного арктического района как-то поведала, что в школе пьяные учителя учат пьяных детей. Как правило, это негативное явление можно увидеть в субботние дни.

— Пьют от отчаяния, причем массово, ведь у большинства селян нет работы. Ни для кого не секрет, что врачи Булунской ЦРБ, часто приезжая вездеходом в Намы, торгуют водкой или меняют ее на оленьи лапки, мясо и рыбу. Тем самым спаивают местное население, и без того влачащее жалкое существование. А ведь именно они, люди в белых халатах, должны бы пропагандировать здоровый образ жизни!

Живу рядом с больницей и своими глазами видела, как недавно врачи всю ночь торговали спиртным. Это может подтвердить и моя соседка, которая постоянно обменивает у них оленину и рыбу на водку. Впрочем, об этом знают все селяне, но предпочитают молчать. Вместо водки лучше бы лекарства привозили…

Я прошу вас восстановить справедливость. Пусть медики ответят за преступную халатность и недобросовестное отношение к своим обязанностям. Помогите наказать их. Не хочу, чтобы случилась другая трагедия с чьим-то ребенком.

P.S. Когда я готовила материал к печати, в редакцию подошла еще одна жительница Булунского района Нэля Тюменцева с просьбой умерить пыл главного врача все той же Центральной районной больницы. Как утверждает Нэля Сергеевна, ее незаконно уволили за открытую критику главного врача больницы Аллы Андреевой, которая занимается спаиванием населения, махинациями, несправедливым выживанием честных работников, выразившими недовольство ее действиями.

“Самое обидное — меня ложно обвинили в избиении ребенка и родительницы Соловьевой, обратившихся в “скорую помощь”, — возмущается Нэля Сергеевна. — Как я, 75-летняя бабушка, могла избить и таскать за волосы женщину на вид 40-летнюю? Наоборот, пациентка сама на меня напала. Ведь в “скорой помощи” Булунской ЦРБ я добросовестно проработала без малого 54 года!

Я нигде правды не нашла, поэтому обращаюсь восстановить справедливость. Единственная моя надежда — коммунисты. Помогите! У меня есть все документы, доказывающие деяния нашего главного врача. Заявление на нее в адрес Министерства здравоохранения республики подавали не только мы, медики, но даже ее родной брат Алексей Стручков. Но воз и ныне там”…

Редакция газеты, подключив юристов, обязательно разберется с жалобами жителей Булунского района.

Думая о “враче” Васюкове, невольно вспомнила об отношении легендарного доктора Григория Михайловича Кокшарского к больным. О том, как он умел находить ключик к сердцу каждого пациента, ходят легенды.

Одна из них подтверждена пожелтевшей газетной вырезкой, где за давностью лет не сохранилось ни названия самой газеты, ни даты. Есть только подписи — Ходов и Иосевич, да заголовок статьи — “Письмо двух моряков”. “…Двадцать двое суток мы не смыкали глаз от ужасной боли отмороженных ног. Консилиум врачей вынес приговор — необходима ампутация. И только Кокшарский изо дня в день вселял в нас бодрость, уверял, что спасет нам ноги и избавит от страшной операции.

Двадцать две бессонные ночи провел около наших коек доктор Кокшарский. Он осунулся, похудел.

Иногда вечером говорил: “Ну, ребятки, сегодня ночью я буду спать”. Мы нарочно лежали тихо, чтобы не беспокоить его. И все-таки не проходило и часа, чтобы он не заглядывал к нам в каюту. Этот человек дал нам столько, сколько не мог дать никто в жизни…”

И еще одна замечательная история о докторе Кокшарском. В одном интервью, которое мне посчастливилось взять у народной артистки Якутии Марины Поповой, она с большой теплотой вспоминала хирурга-фтизиатра Григория Кокшарского, вылечившего ее, как и многих якутян, от туберкулеза: “В каком бы уголке республики я ни пела “Белого снегиря”, в зале непременно находился человек, который потом со слезами на глазах рассказывал, как перед операцией, успокаивая, ему пел ее доктор “Хахсаарыскый”…

Действительно, талантливый человек талантлив во всем. Кокшарскому Бог даровал чудный голос. Говорят, что он никак не соответствовал его виду. У высокого мужчины вроде и голос должен быть могучий. А у него был нежный, звучный — лирический тенор очень приятного оттенка, с легким летящим звуком. Он выступал не только на большой сцене, но и в маленьких районных клубах, куда ездил оперировать больных.

И сегодня, когда его уже давно нет среди нас, мы не перестаем восхищаться тем, что успел он сделать для людей и будущих поколений. И эти строчки, думаю, не о Васюкове, а как раз о нем, Григории Михайловиче Кокшарском, русском враче, прекрасном человеке:

Вечный подвиг, он вам по плечу,

Ваши руки бессонны и святы,

Низко вам поклониться хочу,

Люди в белых халатах…

Галина МОХНАЧЕВСКАЯ,

газета «Коммунист», № 7 (589) 5 мая 2017 года.